Виды библиотек
Антикварная библиотека
Детская библиотека
Домашняя библиотека
Корпоративная библиотека
Оформление книг
Виды переплета
Экслибрис
Консультация
Отправить заявку

Книжная антикварная торговля в России в конце XIX века

29.09.2013

Анализируя книготорговую деятельность русских антиквариев конца XIX века, а здесь мы не станем делать разграничений между столичными и провинциальными книгопродавцами, должны отметить, что отнюдь не только те из них, кто издавал каталоги, могут быть причислены к выдающимся в своей области. Если внимательно взглянуть на два последних десятилетия XIX века, становится очевидным, что первые шаги в создании каталогов предпринимали не самые значительные антиквары, а самые бойкие из них. Внедрять всевозможные новшества, тем более с определенным риском – удел молодого поколения. Что же касается антиквариев почтенного возраста, то часть из них заняли выжидательную позицию, наблюдая со стороны, к чему приведет подобное нововведение. Другие, не сочтя идею создания каталогов хоть сколько-нибудь разумной и полезной, сразу же отказались от этой затеи.

Торговля антикварными книгами в России

Немало известно авторитетных книготорговцев, но в качестве примера возьмем троих, чей вклад в развитие антикварного книжного дела был чрезвычайно ценен. Их имена: Иов Герасимов, Иван Семенович Семенов и Хлебников. Все трое из Петербурга. Последний торговал в Апраксином дворе, Герасимов – на Ново-Александровском рынке, а Семенов, известный как один из старейшин книжного дела в Петербурге, вел торговлю в ларях близ Синего моста у Исаакиевского сквера. Все трое обладали обширнейшей коллекцией антикварных книг. Все трое действительно знали в них толк. И, вместе с тем, все трое прекрасно продолжали свою деятельность без всяких каталогов. 

В то же время весьма выдающийся киевский антикварий Симинский, владевший книжной лавкой на Фундуклеевской улице, создал целый ряд каталогов. Украинский книгопродавец был хорошо известен отличным подбором редких русских изданий, и в особенности он делал упор на библиографический раздел. Однако число изданных каталогов никак не может говорить о качестве. Кроме того, не все книжники имели возможность издавать каталоги в силу различных обстоятельств, так или иначе препятствующих их деятельности. Однако и те, кто мог издавать каталоги без всяких ограничений, выпускали их каждый по-своему. Здесь важную роль играло то, на какого клиента шел расчет. Так, одни антикварии, в их числе Мельников, Клочков, Лебедев, Семенов и сын, были нацелены на провинциального клиента. У других же образовался собственный тесный круг коллекционеров, на удовлетворение интересов которых тратилось все время и уходили все запасы. Среди петербуржских антиквариев самым уважаемым слыл Мелин Л.Ф.. Репутацию свою он заслужил не только тем, что имел богатейшие запасы редких изданий, но и тем, что обладал глубоким знанием своего дела и, говоря о книгах, в отличие от многих книготорговцев мог, помимо цитирования Березина-Ширяева, высказывать собственные мысли. При этом за всю свою деятельность ему удалось издать всего три каталога. Хорошим подбором отделов при внушительном запасе антикварных книг был известен также Гамулин.

Часть книготорговцев Петербурга и Москвы занимались обслуживанием крупных учреждений. Антикварии, имевшие большие магазины, такие как Вольф, Думнов, Карбасников, Суворин, получали порой заказы на организацию целой библиотеки, содержание которой отвечало бы определенному требованию. Выполнить такие заказы, используя лишь собственные запасы, было, конечно, невозможно, поэтому они обращались к букинистам. Каждая такая фирма держала специального человека – «сборщика», который разбирался в ценности распродаваемых книг, а потому мог составить мнение о качестве той или иной букинистической лавки. Те книжники, что добивались расположения сборщиков, были всегда плотно обеспечены заказами и, будучи целиком и полностью увлечены этим занятием, просто не находили времени для создания каталогов.

Характеристика антиквариев

Книжная торговля на Руси считалась делом нехитрым. Многие книгопродавцы не имели никакой специальной подготовки, никаких особенных знаний. Однако вполне обходились и без этого. Все потому, что русскому собирателю редких книг легче было иметь дело с несведущим, малограмотным торговцем. Антиквариев, кто знал и понимал тонкости своего дела, не любили и обращались к ним лишь в тех случаях, когда необходимой книги не было больше нигде.

Для того, чтобы торговля книгами шла споро, требовались совсем иные качества. Покупатели ценили в продавцах легкость, расторопность, благодушие - серьезность и мрачность были им не по душе. Также не мешало и умение расхваливать товар, пусть даже с преувеличением. Таких непременно продавцов ждал успех, причем успех оглушительный. И в этом, как ни странно, таилась опасность для книжника, который, познав вкус быстрых денег при малых вложениях, терял благоразумие, совершая одну из двух ошибок, одинаково разрушительных по своим последствиям. Он либо открывал в себе пристрастия к разгульной жизни, либо расширял дело. Казалось бы, что может быть дурного в расширении? Но все дело в специфике антикварного ремесла, которое имеет определенные границы. Маленькое дело – маленькие расходы, которые перекрываются стабильной прибылью с лихвой. При расширении дела неизменно и в разы увеличиваются расходы на его поддержание, тогда как прибыль остается прежней, ведь покупательская активность от этого не поднялась. Да и не может подняться, поскольку неспособен такой книготорговец взрастить новую плеяду коллекционеров.

На Западе же происходило все иначе. Дела велись строго организованно. В особенности в Германии. Знающие, компетентные люди были крайне востребованы. Так, немецкий антикварий, став обладателем собрания книг, не довольствовался одними лишь собственными знаниями. Он обращался к ученым и профессорам для восполнения всех пробелов в сведениях о той или иной книге. И в итоге создавал подробнейшие научные сочинения об изданиях, где содержались сведения обо всех их особенностях, значении, степени редкости и прочее. Все это включалось в издаваемые каталоги, которые впоследствии расходились по всему свету и пользовались огромным спросом.

К сожалению, отнюдь не все русские книжники стремились к знаниям и прибегали к помощи более авторитетных и знающих людей. Однако недостаток познаний нисколько их не тяготил и не возбуждал в их душе порывы к учению. Напротив, русскому книготорговцу, будь то седовласый старец или же юноша, еще недавно работавший на хозяина, приписывается излишняя самоуверенность и завышенное самомнение. Такой книжник вел беседу неизменно свысока, не терпел ни малейшего возражения, а стоило кому-то затеять с ним спор, пусть даже обоснованный, он лишь отмахивался, игнорируя любые доводы и аргументы. Редко какой книжник хоть раз заглядывал в библиографический справочник, да и вообще имел его в наличии. Зато многие книготорговцы чрезвычайно увлекались чтением романов. Бывало не раз, что покупатель, зашедший в их магазин, оставался без внимания, настолько продавец был поглощен чтением. Впрочем, в любом случае не было принято основательно заниматься покупателями, которым предоставлялась полная свобода рассматривать и выбирать нужные книги. Считалось, что главное – это иметь неплохую подборку, а покупатель и сам придет. Мало кто проявлял действительную заинтересованность к покупателю, стараясь выяснить его вкусы и предпочтения, а заодно пытаясь привлечь его внимания к разным другим книгам, кроме той, за которой он пожаловал. Многие просто не понимали и не хотели понимать, что даже самая ценная и редкая книга безмолвна и не способна заинтересовать без толковой рекомендации продавца.

А между тем существует два вида покупателей. Первые приходят в магазин с определенной целью: приобрести конкретную книгу или даже конкретное издание. Им она нужна для пользования. Вторые же приходят как бы между прочим, не желая ничего определенного и в то же время желая все, что имеет отношение к интересующим его вещам. Именно такой покупатель становится истинным источником благосостояния книготорговца, сумей он вовлечь, заинтересовать, зародить страсть к собирательству в его душе. Угодить первому покупателю несложно – достаточно помнить свой ассортимент. А вот чтобы завладеть вниманием второго покупателя надо было обладать более глубокими знаниями, обширной эрудицией и искренней вовлеченностью в свое дело.

И хотя коллекционером человек становился под влиянием окружающей его соответствующей среды, но посещение книготорговой лавки вполне могло стать толком для этого, той искрой, после которой возгорается пламя страсти к коллекционированию. И здесь все зависит от продавца, его знаний и умений. Ведь новоявленный коллекционер, начитавшийся всевозможных библиографических справочников и получивший массу полезных советов от более опытных собратьев по увлечению, тем не менее ищет помощи у продавца, как у человека, способного предоставить ему интересующие его издания. Ему непременно хочется удостовериться у «авторитетного» лица, коим считает он книготорговца, что выбранное им издание именно то, что ему нужно. Продавец же в большинстве случаев оказывался несведущим, а то и вовсе малограмотным. Разочарование раз, другой – и вот уже страсть к собирательству угасла. Этим можно объяснить тот факт, что коллекционирование на Руси столь плохо развито. Ведь те, что по призванию своему, образно говоря, должны бы были поддерживать огонь, на самом деле гасили его. Гасили, оставаясь при этом в неведении, поскольку все равно практически каждый книготорговец на свое счастье имел своего постоянного клиента, преданного ему, невзирая ни на что, за счет которого он и держался на плаву.

Характеристики коллекционеров антикварных изданий

Такая привязанность коллекционера одному своему продавцу отмечалась буквально с возникновения собирательства как такового. При этом о подобной преданности справедливо будет говорить как в отношении русских крупных коллекционеров, так и в отношении зарубежных. Выбрав своим поставщиком определенного книжника, собиратель отдавал все свои заказы на приобретение книг одному ему. Случалось и такое, что собратья по ремеслу, узнав о столь прибыльном клиенте, предпринимали всяческие попытки переманить его.

Коллекционеру отправляли свои каталоги вместе с предложением о сотрудничестве на более выгодных условиях, но тщетно. Хотя коллекционер весьма внимательно просматривал присланные ему каталоги, отмечая в них заинтересовавшие его издания. Однако затем обращался опять-таки к своему продавцу с просьбой разъяснить все о том или ином издании из каталогов, и, если книги действительно были ценными, просил достать их для него. Такая же ситуация повторялась и в том случае, если коллекционер встречал нужную ему книгу в витрине какого-нибудь магазина. Вместо того, чтобы зайти и купить это издание, он вновь советовался со своим поставщиком и поручал ему раздобыть для него эту книгу. Преданность коллекционеров своему поставщику была поистине безграничной.

Кроме того, крупных коллекционеров объединяла одна схожая черта характера: застенчивость, доходящая до замкнутости. Привыкнув к одному своему поставщику, они запрещали где-либо упоминать свое имя, желая оставаться в тени. Собственно, это условие их сотрудничества было взаимовыгодным, поскольку продавец так же был не заинтересован в том, чтобы конкуренты прознали о его крупном клиенте и пытались выйти на него сами со своими предложениями. Многие книжники не ленились отправляться в разные концы света в поисках редких изданий для своих клиентов. Так делали Кварич в Лондоне, Гирземан в Лейпциге, Морган и Белен в Париже и другие. За рубежом, а именно в Англии, Франции и Америке, имелись фирмы, выпускающие каталоги, тираж которых был предельно ограничен, поэтому для обычного человека шанс добыть такой каталог равнялся нулю.

Имелся и совершенно иной сорт коллекционеров. Такие тщательно скрывали от книготорговца свои интересы. Они никогда не спрашивали у него ничего об интересующей их области, а уж тем более названия книг, которые были нужны. Такая скрытность и настороженность имела под собой вполне логичное объяснение. Собиратель опасался, что продавец, узнав, что он желает, не преминёт использовать это в своих интересах, то есть тут же поднимет цену. Надо сказать, что такие опасения были вовсе небеспочвенны. Поэтому покупатель старался всячески скрыть свою заинтересованность, пуская в ход различные уловки. Например, отбирал целую стопку книг, среди которых была одна, в которой он нуждался, а затем просил продавца назвать цену каждой книги по отдельности. Или же, напуская на себя делано-равнодушный вид , спрашивал у книжника намеренно пренебрежительно, что, мол, это за книжонка и сколько она стоит.

Надо сказать, что в силу крайне низкой грамотности и невежества большинства русских книготорговцев, которые оценивали свой товар не по реальной ценности, а, скорее, интуитивно или же в зависимости от проявленного покупателем к ней интереса. Поэтому уловки и хитрости собирателей, маскирующих свой интерес, чаще всего имели успех. Обмануть подобным образом книготорговца считалось немалым поводом для гордости и похвальбы. Такой обман искренне считался своеобразной победой. Собиратели делились между собой не только своими удачами, но и обменивались искусными приемами, учили своих менее опытных собратьев.

Таково было положение дел русской антикварной книготорговли в конце XIX века. Как мы можем судить, картина, несмотря на некоторую комичность, складывалась довольно безрадостная, особенно если проводить параллель с тем, какая ситуация с книжной антикварной торговлей обстоит на Западе. Сейчас это выглядит насмешкой судьбы, что у истоков столь значимого для культуры нашей страны дела, дела, где самыми необходимыми чертами выступают образованность, эрудиция, компетентность, стояли подчас совершенно безграмотные и темные люди. Такое, прямо скажем, парадоксальное явление не просто происходило у нас, оно не отвергалось, не осуждалось и, более того, находило одобрение в определенных кругах. Хотелось бы верить, что подобное невежество кануло в лету вместе с минувшими временами, и антикварное книжное дело в России вскоре приблизится к западному ровню.

Московские книготорговцы, издававшие каталоги:

1801 Акохов и Козырев - 1
1802-1823 Готье, Ив. Ив. и К-о - 2
1802 Никифоров, Семен — Никольская - 1
1803 Любий, Гарий и Попов, содержатели ун-кой лавки - 1
1804 Акохов и Немов - 1
1806-1827 Глазунов, М.П. - 3
1806-1810 Инихов и Вазунов - Тверская и Никольская - 4
1808 Сверчков, Филипп - Никольская - 1
1808-1809 Селнвановский, С. - Ильинка - 2
1808-1826 Университетская книжная лавка - 6
1809 Сверчков и Романчиков - Никольская - 1
1809 Ступин, Петр - 1
1810 Заикин, Иван
1812-1829 Свешников - 16
1813 Глазуновы, М. и И. - 1
1813-1831 Глазунов, И. - 6
1813 Романчиков
1813 Порывкпн
1813 Телепнев
1813 Инихов
1813 Горн
1813-1833 Ширяев, А.С., содержатель университетской лавки - 7
1814 Немов, Яков - 1
1820 (?) Реестр книгам, продающимся в Новом Овощном ряду, в лавке под №10 - 1
1825-1829 Глазунов, П. - 2
1826-1839 Логинов, В.В. - 3
1826 Пономарев
1830 Ленгольм, Карл Павлович - 1
1831 Глазунов, А.В. - 1
1833 Золотев, Трофим - Моховая - 1
1834 Иванов, П. - 1
1836 Глазунов, Н.Н. - 1
1837-1843 Полевой, К.А. - 2
1839 Салаев, Ив.Гр. - Никольская
1839 Ферапонтов, А.И. - Никольская
1839 Кольчугин, Ив.Гр. - Никольская
1839 Семен.- Кузнецкий мост
1841-1872 Улитин, Н.Н. - 8
1843 Готье и Монигетти - 1
1851 Салаев, Ф.И. - Никольская, пр.церкви Владимирской Б.М.
1862 Готье, В - 1
1853 Манухин, А.И. - 1
1856-1867 Глазунов, А.И. - 4
1863-1867 Черенин, А. - Рождественка - 4

Московские книгопродавцы-антикварии, выпускавшие свои каталоги:

1881 Фрейман, В. Оттиск в 1 стр. из "Росс.Библиографии" Э.К. Гартье - 1
1884-1897 Живарев - У Владимирских ворот - 4
1885-1916 Шибанов, П.П. - 168
1887-1895 Готье, В.Г. - 30 (и ук.)
1890 Московский букинист (Аркадьев, Е.И.) - 1
1891-1895 Банков, Д.В. - 4
1896-1903 Тастевен, Ф.И., преемн.Готье - 3
1896 Семенов, М.(Толченов) - 2
1897-1905 Кашинцев, С.В. - 12
1898-1911 Фадеев, И.М. - 50
1899-1910 Николаев, К.Н. - 11
1900 Иванова, А.И. - 1
1900 Чумаков - 1
1900-1912 Старицын, А.М. - 8
1901-1903 Астапов, А.А. - 4
1901-1902 Параделов, М.Я. - 10
1901 Козлов, И.С. - 1
1903 Банков, П.П. - 1
1909-1912 Абрамов, А.А. - 3
1910 Большаков, Н.С. - 1
1913 Вострякова, М.П., наследники - 1

Петербургские книгопродавцы-антикварии, выпускавшие каталоги:

1870-1887 Федоров, Д.Ф. - 3
1875-1895 Никольский, Г.В. - 5
1875-1900 Перевозников, И.В. - 15
1880-1888 Николаев, М. - 8
1880-1883 Иванов, А. - 3
1883-1887 Мартынов, И.Г. - 7
1884-1906 Богданов, И. - 24
1885-1915 Клочков, В.И. - 576
1886-1889 Ваганов, К.С. - 9
1886-1890 Гартье, Э.К. "Посредник" - 10
1888-1898 Истомина, А.В. - 5
1888 Наумов, А.П. - 1
1889 Гаршин, И.М. - 1
1889-1893 Герасимов, Н.И. - 7
1889 Мелпн, Л.Ф. - 3
1889-1911 Мельников, М.П. - 80
1889-1911 Семенов и Сын - 97
1889 Шигин, И.А. - 4
1890-1906 Нарышкин, А.Ф. - 6
1890-1898 Наумов, Д.А. - 6
1891 Вороний, И.И. - 2
1891 Иванов, И.И. - 1
1893 Герасимов, Н.И. - 1
1893-1899 Морцев, И.И. - 4
1894-1898 Соколов, Я.Л. - 9
1896-1904 Базлов, И.И. - 38
1895 Степанова, Е.И. - 1
1896-1911 Трусов, С.П. - 41
1899-1903 Иванов, Б.А. - 7
1899 Сухова, А.Ф. - 1
1901 Козлов - 2
1901-1903 Русская и иностранная торговля - 4
1901-1917 Соловьев, Н.В. - 145
1901-1909 Щетинкин, В.С. - 6
1903 Вольф, М.О. - 3
1903 Сапронов, Н.Г. - 9
1903 Трофимов, М. - 1
1904 "Вера и Знание" - 1
1904-1906 Иванова, Е.И. - 10
1904-1906 Картавов, П.А. - 3
1904-1916 Косцов, И.Ф. - 15
1905-1911 Гомулин, А.К. - 12
1905-1911 Федеров, А.И. - 10
1905-1916 Шилов, Ф.Г. - 31
1906-1913 Лебедев, В.Л. - 2
1906-1914 Глебов, П.П. - 5
1907-1917 Базыкин, Н.В. - 9
1908-1914 Крылов, П.П. - 5
1909 Чернов, С.Н. - 1 бол.
1910-1916 Котов, С.Н. - 19
1910-1915 Климонов, А.А. - 17
? Колышев, М.С. - 1

Провинциальные книгопродавцы-антикварии, выпускавшие каталоги:

1858-1910 Рига Киммель, Н. - 69
1874 Киев Федоров, Е.А. (б-ка Трощинского) - 1
Киев Оглоблин.Н.Я.
Киев Иогансон
1884-1901 Варшава Гейштор, С. - 16
1886 Стародуб, Черн. губ. Неронов, В.В. - 1
1886 Борисоглебск Иванова, М. - 1
1891-1892 Екатеринослав "Букинист" - 2
1892 Ревель "Антикварная книжная топговля" - 1
1892-1901 Тифлис Бегичев, К.И. и с 1902 г. преемник его Браиско - 38
1896 Тамбов Зотов, Ф.И. - 1
1897 Одесса Штадельмейер, М. - 1
1897 Ревель Гойтельберг - 1
1900-1907 Чернь, Тамбовской губ. Долинин-Иванский - 39
1902-1911 Саратов Смолин-Степанов - 54
1904 Несвиж, Минск. Каплан - 1
1904 Саратов "Антиквар" (Аркадьев, Е.И.) - 1
1910 Ковель "Труд" - 1
1910 Новочеркасск Кленин, В.М. - 1
1911 Дудергоф "Наука и Жизнь" - 1
1911-1922 Н.-Новгород Глазунов, А.Н. - 8
Казань "Волжский Вестник" - 1

Вернуться к списку

Обратный звонок

Нажимая на кнопку, я даю согласие на обработку персональных данных.

Заявка на формирование библиотеки

Нажимая на кнопку, я даю согласие на обработку персональных данных.